Новости о звездах

Кирилл Серебренников дал первое большое интервью после вынесения приговора: «Я не вор и не мошенник»

В прошлую пятницу, 26 июня, известного кино- и театрального режиссера приговорили к трем годам лишения свободы по делу «Седьмой студии» и хищениях во время реализации проекта «Платформа». На протяжении всего судебного процесса, который длился практически три года, Кирилл Серебренников практически не комментировал эту ситуации и не давал интервью. Однако теперь решил заговорить — и дал свое первое интервью американскому киноизданию The Hollywood Reporter. В начале разговора с журналистом режиссер предложил поговорить о кино и фильмах, а не о судебном процессе. Но в итоге все равно обсудил события последних дней:

Мне нечего сказать об этом, кроме того, что это ужасно. Конечно же, я не могу согласиться с тем, что обо мне говорят. Меня называли вором, мошенником и другими ужасными словами. Но я не вор и не мошенник. Конечно, я отрицаю эти обвинения. И надеюсь, что однажды, когда обстоятельства изменятся, будет принято справедливое решение. Но это вопрос времени.

На вопрос о том, был ли он готов к тюремному заключению, Серебренников ответил, что был готов абсолютно ко всему:

Для меня все было одно. Конечно же, тюрьма это ужасно, но на тот момент я был готов ко всему и понимал, что им хочется крови. Они хотели сделать меня виновным абсолютно во всем. Но у них не было никаких улик в деле, само дело просто смехотворно. Деньги — последняя вещь, о которой я когда-либо заботился. Я прошел через три года лжи и самых разных «приключений», три года неожиданного опыта и, кстати, три года новых друзей. Я очень рад, что столько людей, которые работали со мной, с первого и до последнего дня процесса говорили: «Кирилл, мы с тобой, мы видели твои проекты и в любом случае поддержим тебя».

Кирилл Серебренников

Режиссер также знал, что его в числе прочих поддерживали и такие кинодеятели, как Ларс фон Триер и Кейт Бланшетт:

Я понимаю, что это очень важно. И я всем сердцем им благодарен. Но не уверен, что они понимают до конца все детали дела. И я рад, что меня также поддерживают и те люди, которые досконально изучили весь процесс.

На вопрос, имеет ли он в виду государство или кого-то конкретного, когда говорит «они хотели моей крови», Кирилл Серебренников пояснил свою позицию:

Нет, я даже не хочу объяснять это в подобных терминах. Когда я говорю «они», то имею в виду «не я». Не те, кто все это время боролся за правду и нашу невиновность. Мы создали 340 театральных событий за эти три года, а они нам говорили, что это не театр вовсе, а «преступная организация». Они отказывались принимать во внимание все те доказательства, которые мы им предоставляли. Все было снято на камеру, все было в доступе. Но они просто не хотели этого видеть.

Режиссер также отметил, что ему уже начали писать кино- и театральные деятели со всего мира, предлагая свою финансовую помощь по выплате штрафа. Он сказал, что по-философски относится к той определенного рода популярности, которую приобрел в связи с этим процессом:

Не думаю, что я так уж известен: люди в России не настолько увлечены театром. Тем, кто действительно интересуется этим видом искусства, мое имя, безусловно, знакомо. Но для тех, кто смотрит телевизор, я — странный спорный персонаж, который ворует деньги и делает ужасные современные провокационные постановки. Наверняка они думают «все эти голубые должны быть приговорены — если не к смерти, то к чему-то серьезному»… Но когда я сейчас иду по улице и люди узнают меня, многие подходят и жмут мне руку.

Кирилл Серебренников также рассказал, что почти сразу после процесса уехал за город:

Я сейчас на природе, сижу в своем доме. Не хочется быть в городе, потому что там очень жарко, а возле леса и на озере легче дышать. Хочу немного перезагрузиться здесь: поработать, почитать и посмотреть фильмы. Сместить фокус внимания на что-то другое.

Журналист задал вопрос, разделяет ли кто-то досуг Серебренникова вместе с ним и находится ли он в отношениях. На что тот ответил:

Слушайте, я одинок. Я состою в постоянных отношениях со своей работой. И в последние годы этот роман был очень продуктивным. Я написал три киносценария и две пьесы.

Кирилл Серебренников и Владислав Опельянц на съемочной площадке

Ссылаясь на ироничную ремарку Серебренникова про «все голубые должны быть приговорены», репортер спросил и про отношение режиссера к сексуальным меньшинствам.

Я за права гомосексуалистов, потому что эти люди находятся под давлением. У нас ужасные законы по поводу пропаганды гомосексуальности. Но я не думаю, что русские люди по-настоящему гомофобны. Им просто все равно. Иногда журналисты спрашивают меня, почему вы так часто ставите спектакли на эту тему. И я им отвечаю: «Если меньшинства находятся в опасности, то искусство и театр в особенности должны быть на их стороне». Если где-то есть травма, если где-то болит, то там должны быть и мы — исследовать это при помощи искусства. Разве не так?

Напоследок режиссер еще раз высказал свою позицию о произошедшем с ним за последние три года:

Помню, как министр культуры посетил премьеру моего балета «Нуреев» в Большом театре, а я в это время сидел дома под домашним арестом. Я дома — а они на моей премьере аплодируют моей работе. Они говорили:  «Мы ничего не имеем против него как художника, но мы против его финансовых махинаций». Но я никогда не принимал участия ни в каких махинациях и никогда в своей жизни не интересовался финансовой составляющей своей работы. Я ничего не понимаю в деньгах и на протяжении всей своей карьеры старался держаться от них подальше. А сейчас оказался в эпицентре дела о хищениях. Какой-то чертов кошмар! Полный абсурд!

Напомним, 26 июня суд огласил режиссеру и другим сотрудникам проекта «Платформа» обвинительный приговор. Чтение всех документов заняло почти 6 часов, в течение которых режиссера Кирилла Серебренникова обвинили в создании преступной группировки и обналичивании выделенных государством средств. Фигурантов дела Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского и Юрия Итина приговорили к условным срокам лишения свободы и дополнительному наказанию в виде штрафа. Режиссера приговорили к трем годам лишения свободы условно и штрафу в 800 тысяч рублей. Алексея Малобродского приговорили к трем годам условно (и штрафу в 300 тысяч рублей), а Юрия Итина — к двум годам условно (и штрафу в 200 тысяч рублей).


Источник

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть