Интервью

Ирина Горбачева о новогодней комедии «Обратная связь», секрете «здоровых» отношений и о том, почему она влюблена в 2020 год

История простая: 31 декабря семеро друзей собираются в загородном доме, чтобы вместе встретить Новый год, и оказывается, что им есть, чем удивить друг друга. Это после всех тех испытаний, что они претерпели в прошлой истории Алексея Нужного -– в фильме «Громкая связь», вышедшего в 2019 году. Тогда те же герои затеяли опасную игру — зачитывали вслух все приходящие им сообщения, а на звонки отвечали только по громкой связи. На этот раз без откровений, скандалов и рефлексии тоже не обойдется.

Леонид Барац, Ростислав Хаит, Анастасия Уколова, Мария Миронова, Ирина Горбачева и Камиль Ларин в фильме Алексея Нужного «Обратная связь»

Похоже, нас ждет чудесный, добрый, смешной фильм, который выйдет под Новый год. Ира,  могли бы рассказать о вашей героине, какая она и в чем ее проблема?

Наверное, это собирательный образ всех моих подруг и меня самой. В самых наших не классных качествах. Немножко гипертрофированные мы, в своем инфантилизме, нежелании разговаривать и брать ответственность на себя. Моя героиня живет в своем мирке, она узурпирована сама собой, своими тараканами. У нее есть двое детей и муж, но при этом счастливой ее назвать никак нельзя. Вся эта история – такой «разбор полетов». Становится понятно, почему люди в отношениях что-то умалчивают, почему копят обиды. Само название фильма «Обратная связь» говорит нам о том, что обратная связь – именно то, чего нам так не хватает в жизни.

Как считаете, возможность говорить правду приходит после того, как человек преодолевает личный кризис и наконец-то становится взрослым? Или умалчивание важных вещей, отсутствие традиции говорить по душам в браке – общая ситуация? В постсоветском обществе до сих пор много табу. Может, поэтому нам трудно?

Мы можем на ты?

Конечно!

Ир, это вообще все зависит от поколения. Вот прям реально. То есть мы такой слоеный пирог… Пять-десять лет отделяют разные поколения, с разным мировоззрением, начинкой и так далее. Мы можем жить похожей жизнью: все просыпаемся, умываемся, завтракаем, идем на работу или учебу… Но это разные миры. Например, характеристика моего поколения тридцатилетних – это инфантилизм, нежелание брать ответственность на себя и желание обвинять окружающих в том, что у тебя что-то не получается или не происходит. И нет никаких проблем в откровенном разговоре, но он сводится к перечню того, чего мы хотим от других. То есть меньше всего мы говорим о своей ответственности и своих ошибках. От нас не дождешься: «Так, где мой кусок пирога, за который я отвечаю? Я вот сделал это, это, это, сорян за это, это, это…».

Но если говорить про общество в целом и про родителей и бабушек-дедушек, и предыдущее… Есть одна объединяющая тема. Мы не умеем выходить из конфликта. Мы боимся конфликтов, потому что мы не знаем, как из них выходить по-нормальному. Этому нас не учили. Как это происходило в моем детстве? Папа, мама поругались, меня это нахлобучило и сжало, я в стрессе, гадаю: «Из-за меня, не из-за меня… помирятся, не помирятся?». Потом куда-то ушла гулять, возвращаюсь – родители уже общаются. То есть ссора, а дальше какой-то magic. Иногда общаются «на холодном». У меня, моих сверстников не было перед глазами адекватных примеров выхода из конфликта. Либо родители вообще не ссорятся при детях, и это еще большая катастрофа, на самом-то деле. Когда люди ссорятся при детях, они хотя бы проявляют… 

Человеческие эмоции…

Да. Когда ты в стерильном коконе живешь, где твои родители при тебе не ссорятся и ты только иногда на задних планах считываешь, что что-то происходит, но не можешь понять – это путь к неврозу. Вроде бы родители вместе, вроде бы все как обычно сидят за столом, но чувствуется непонятное напряжение. Но самый главный момент – что родители не мирятся при ребенке. В идеальном мире все садятся за стол, и отец говорит: «Смотри, мы поссорились из-за этого, из-за этого. Маме хотелось вот так, мне хотелось так, потому что мама вот такой человек, а я вот такой человек. И да, иногда мы, взрослые, при тебе можем проявить гнев, раздражение, и мы можем друг другу даже что-то неприятное сказать. Но при этом мы друг друга так же любим. И нам нужно было время, чтобы это разошлось, и теперь мы поняли, что мы можем сделать вот так и так».

У меня одни знакомые начали практиковать что-то подобное. Если они ссорятся при ребенке, говорят: «Сейчас, мы еще 10 минут поругаемся, нам надо выяснить кое-что, и мы обязательно помиримся с мамой». И ребенок такой: «Окей, все». Он спокоен, потому что понимает, что это его не касается, и в итоге все помирятся. Люди боятся конфликтов потому, что они не знают, что с ними делать. И боятся, что они непременно приведут к разводу. Наверное, это и есть инфантилизм. Сколько бы тебе не было лет, если ты боишься идти на конфликт, разрешать конфликт, брать ответственность на себя, то, мне кажется, ты и не повзрослел.

Героиня Иры Горбачевой в «Обратной связи» мучает себя невысказанными обидами и предположениями

У нас в «Обратной связи» как раз такое собрание якобы взрослых людей, у которых претензии и обиды, накопленные годами. Я видела этот фильм, и могу сказать, что это прям классная, добрая, умная комедия. Ты чувствуешь, что в этом есть и правда, и глубина, и ирония над самими собой. Можно назвать это «стендап комедия». Это разговорный жанр, в котором проявляются интересные подробности жизни. Мне нравится, что наконец-то появился формат комедии, который не только развлекает тебя визуально и делает так, чтобы ты прям орал, как при просмотре трэш-угарных прикольчиков из интернета.


Источник

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть